Граф Монте-Кристо, премьера

montek.jpg

В море, в море — знают моряки — тонут все грехи…

11 ноября Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии представил премьеру мюзикла «Граф Монте-Кристо», на музыку Фрэнка Уайлдхорна в постановке Керо (Миклоша Габора Кереньи). Это уже второй спектакль, который мне довелось увидеть на сцене Музкомедии непосредственно в день начала проката.

Наверное, я начну с общего впечатления: спектакль очень похож, а в чем-то даже откровенно повторяет предыдущую постановку Керо — «Джекилл и Хайд». Это и не удивительно, ведь композитором снова выступил Уайлдхорн, и знакомые мотивы преследуют зрителя весь спектакль. Мизансцены, персонажи (точнее, набор характеров) неуловимо напоминают «Джекилла…» — главный герой с раздвоением личности, его несчастная возлюбленная, «сильная женщина» из низшего света с трагической судьбой и верный друг, готовый сделать все ради блага протагониста. Наверное, главное отличие постановок друг от друга — это разве что хэппи-энд в случае с «Графом Монте-Кристо».Ещё обратило на себя внимание то, что на протяжении всего спектакля Керо постоянно раздевает своих персонажей: раздеваются Мерседес и Эдмон после помолвки, раздеваются участники карнавала, раздевается Луиза Вампа, раздевается Альбер, раздевается Фернан… впрочем, последний раздевается в борделе, так что, пожалуй, тут все органично. Я не очень поняла эту страсть к почти поголовному обнажению, особенно при учете того, что тела некоторых актеров, прямо скажем, красотой не блещут.

Перейдём к исполнителям.

Кириллу Гордееву снова досталась отчасти злодейская роль, и тут я снова скажу, что Кириллу подобного плана персонажи пока что удаются не очень хорошо. Отчасти из-за внешности, в которой нет и намека на злой гений, отчасти из-за возраста (а роль графа Монте-Кристо требует если не определённый возраст артиста, то хотя бы умения правдоподобно перевоплотиться в человека старше себя, часто с обширным жизненным опытом). То есть в те моменты, когда Кирилл поворачивался спиной, я готова была поверить, но когда он стоял лицом к залу, тут уж увольте. Если оставить в покое его внешность, то вокально справился он неплохо, и во втором акте «добрал» все того, что не вышло в первом. Первый акт у него шёл тяжело, то ли волновался, то ли ещё что, но как-то невыразительно пропел, и, как следствие, эмоционально не дотянул «Ад к вашей двери». Не дотянул в том смысле, что не хватило ему драйва какого-то, той самой ненависти отчаявшегося. Нужные эмоции пробивались у него в паре мест ближе к концу, но в целом, впечатление оставил смазанное, по мне так эта ария должна выстреливать не хуже «Конфронтации». Но спел чисто, голос не срывался, как иногда бывает у Кирилла.
Зато во втором отделении он показал очень качественный, сильный баритон — я, привычная к ровному, но довольно слабому в плане громкости его вокалу, совсем не ожидала подобной метаморфозы. И конечно, на поклонах Кирилл сорвал заслуженные аплодисменты.

Вера Свешникова, кажется, на пике вокальной формы сейчас (как утверждает автор другого отзыва) — она без труда справилась с материалом, разве что примерно половину первого акта она пела с таким надрывом, что ли, и очень громко было там, где не надо. На мой взгляд, ей вполне удалась «взрослая» Мерседес — она сумела перевоплотиться из звонкой девушки в степенную мадам. Особенно здорово вышла «Этот мир был мой» — потрясающая мощь и глубина голоса. К Вере одна только претензия — она почти не умеет говорить, говорить убедительно, все время кажется, что она зачитывает вслух учебник по физике, настолько «деревянными» получаются у неё разговорные сцены, с переигрыванием в тех местах, где персонаж страдает — она страдает в стиле плохого театра, где актёры заламывают руки и говорят нараспев.

Фёдор Осипов лично меня разочаровал очень сильно… Я не знаю, почему он полюбился столь многим, и не только в роли Фернана — возможно, я чего-то в нем не вижу, но 11-го я слышала отвратительный вокал, так и хотелось выключить звук, хотя знаю, что многие имеют мнение диаметрально противоположное и отдают Федору должное. Я не знаю, на что похож Фёдор Осипов в оперетте — не была, но как артист мюзикла он мне крайне несимпатичен.

Луиза Вампа Наталии Диевской — очередная Люси, и это немного печально, потому что образ можно было сделать поинтереснее, но тут уже вопрос к сценаристам. Наталия Александровна как всегда блистает, но только вот зачем в сцену Луизы добавили речитатив? Эти «фишечки» были модными в далёкие нулевые, и я не вижу смысла делать это сейчас. В остальном же было круто, Диевская и танцует здорово, и поет хорошо, и играет. А если говорить о персонаже — то я не вижу в нем особой нужды, Луиза не влияет на сюжет, собственно, как и Моррель (я вообще не поняла, зачем авторы ввели его в постановку), и сценического времени у неё всего ничего. Я понимаю, что Джек Мерфи и Керо — это не Александр Дюма, но коли уж в Луизе объединили хозяина «Юной Амелии», Луиджи Вампу и Гайде, то можно было вписать её в сюжет поизящнее и посодержательнее.

Про удивительную мимику Игоря Кроля на премьере не написал только ленивый, поэтому мне остаётся сказать лишь то, что Кроль был одним из немногих раздевавшихся, на кого было приятно смотреть. К сожалению, роль Альбера почти не предполагает вокальной составляющей, но в те редкие моменты, когда Игорь пел, он был очень хорош. На мой взгляд, с причёской господа гримёры перемудрили, да и потел он под софитами безбожно, но играл на уровне.

И если снова вернуться к сюжету, то мне не очень понятны откровенно затянутые сцены с аббатом Фариа, по ощущениям занимающие минут пятнадцать, а то и больше. Дантес и Фариа беседуют, роют подкоп, опять беседуют, опять роют подкоп, а реальной ценности для сюжета такие подробности не представляют, потому что мюзикл построен так, что, если вы не читали книгу, вы проживёте и без этой сцены (потому что, например, сцена боя на шпагах между графом и Фернаном заменена на драку предметами мебели), а если читали — то вам она не нужна в таких деталях.

Пробегусь коротенечко по оставшимся исполнителям: Владимир Ярош даже в своей маленькой роли был прекрасен, из него, кстати, вполне мог бы выйти граф Монте-Кристо. А вот Елизавета Белоусова вместо доброй, умной девушки Валентины играет какую-то неуравновешенную особу, я бы даже сказала, истеричку, ужасно суетится, дёргается и отвратительно поёт. Особенно это комично выглядит на фоне мастерски владеющей голосом Веры, и я, кажется, понимаю, почему дуэт Мерседес и Валентины из мюзикла таки убрали. Про персонажей Константина Китанина и Сергея Браги мне сказать, в общем, нечего — они меня ничем не зацепили и благополучно прошли мимо, разве что сцена их финансового, морального и физического уничтожения неприятно поразила своей «картонностью» — все эти ленты, электронное табло — выглядит, как школьная самодеятельность.

Наверное, это всё. Думаю, что пойду ещё раз посмотреть на сие через годик-полтора, а может, схожу поглядеть на Мерседес — Елену Газаеву. Одно мне очень жалко — что Евгений Шириков так и не стал Эдмоном Дантесом. Уже посмотрев спектакль, я понимаю, что он смотрелся бы там просто чудесно, и Эдмоном, и графом, и пел бы шикарно. Так что, это вы напрасно, господин Кереньи.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s